Меню навигации+

Олег Тищенков (художник)

Опубликовано Ноя 20, 2013 в Арт, Литература |

Привет! Сегодня ночью у меня состоялась очень интересная беседа с очень интересным человеком. По другую сторону планеты в канадском Торонто обосновался некогда ведущий дизайнер и иллюстратор студии Артемия Лебедева, автор известных всей стране комиксов «Про Кота» Олег Тищенков. Так как я большой фанат историй про человека и его мохнатого засранца, разговаривали мы с Олегом в основном о них.

О себе: Я живу в Торонто и в числе прочего занимаюсь фрилансерством в качестве иллюстратора и… очень многим смежным (инфографика, анимация веб и т.д.). За время своей работы у меня накопилось какое-то нечеловеческое количество смежных навыков, так что сказать, что именно я делаю, порой не просто. Например, прямо сейчас я работаю над ай-приложением для нашего калифорнийского старт-апа.

Студию Тёмы Лебедева вы оставили?
Я проработал там без пары месяцев 10 лет. И, да, 4 года назад, уже будучи работником на удалении, я перестал быть их штатным сотрудником. Что никак не сказалось на наших отношениях.

Я давно слежу за вашей серией «Про Кота». Наверное, вас уже стотыщмиллионов раз спрашивали про это, но все же, с чего начался ваш котопроект?
С того, что у нас временно поселился чужой кот. Друзья моих друзей, которых я даже не знаю, куда-то уезжали и на месяц оставил нам своего кота. Кот был умным, и по нему было видно, что он очень переживает и старается как-то с этим жить. Собственно, первые комиксы были про этого кота.

А когда вы его отдали, комикс-кот продолжил существовать просто в фантазии или своего завели?
Со временем завели своего. Но в комиксах кот не был котом. С самого начала это такой собирательный образ «другого космоса» рядом с вами.

Почему ваш котэ не настолько опопсел, как например кот Саймона? Я, конечно, могу судить только по своему городу, но тот же Саймон’с кэт на каждой машине нарисован. А ваш Кот гораздо самобытнее и интереснее.
Потому что Саймон’c кэт — это про котиков, и потому что это сделано смешно. И теперь это коммерческий проект. Мои истории про людей и их проблемы. Никто не любит проблем. Мне, конечно, приятно, что мои книжки покупают, но я изначально делал это НЕ как то, что нужно продавать. Это личные, практически интимные истории. Если бы меня интересовали продажи, я бы изначально делал это в цвете и на компьютере. Умею рисовать «красиво». Вместо этого я рисую на бумаге, не особенно стараясь делать это аккуратно. И допускаю в тексте много ошибок.

То есть истории про Кота — это рефлексия? Помогло решить какие-то проблемы? И куда делся Пес? Он очень редко появляется теперь. Стал ненужным персонаж?
Нет. Пёс — второстепенный персонаж. Я использую его редко и только чтобы показать, что двое живут не в отдельной веленной, что есть ещё и внешний мир. И есть ещё кто-то, чей космос столь же «другой».
В некотором роде, конечно, рефлексия. В той же мере, как и всё остальное. У любого бывают свои проблемы и метания. Мне было интереснее играть со своими вопросами в таком виде. Оказалось, что это близко очень многим. Меня это до сих пор удивляет.

Кот — это идеальный что ли персонаж, знающий ответы на всё, но спрашивающий что-то у человека, чтобы помочь самому человеку. У человека, судя по комиксам, нет личной жизни. Почему это отсутствует в его космосе?
Я не делю по ролям кота и человека. На самом деле иногда, придумав сюжет, я умышленно меняю их местами. Личная жизнь у человека в таких короротких историях? Если бы мне было интересно этим делиться, я бы про это, разумеется, нарисовал. Опять же мои герои — это не я и мой кот. Они просто на нас похожи, как и компьютеры, и пейзажи за окном. Кстати, за время рисования этих комиксов я сменил 3 города проживания.

Почему остановились на Торонто? Если кто-нибудь предложил бы экранизировать ваши комиксы хотя бы в виде короткометражных мультов, согласились бы? Вообще, видите ли вы эти истории в динамике?
Я не хочу сильно распространяться про геополитику. Как только родилась моя дочка (14 лет назад), я понял, что при всей любви к своей стране я не хочу, чтобы дочь в ней росла. Самому мне было очень комфортно в Калининграде.
Про мультфильмы… да, я очень люблю анимацию. Но когда думал про это, признаюсь, самым главным вопросм, который меня всегда останавливал, был звук. Я не предсавляю, как озвучивать моих геровев. Ну, и опять же для меня комиксы — это альтерантива работе. Я так «переключаюсь». Анимация — это очень серьёзно. Тут работы на два порядка больше. Не вижу для себя причин тратить столько времени на короткий мультфильм. Мне интереснее за это же время нарисовать несколько новых историй или вообще порисовать что-то другое. Или поработать. Я очень люблю свою работу, и её у меня много. В общем, повторюсь, пока я не знаю, зачем мне делать из этого мультфильм.

А кроме «Про Кота» есть еще какие-то творческие увлечения, не связанные с работой?
Я очень много чего рисую помимо кота. Много экспериментальной иллюстрации. Дудлинг. Музыка. Связка губных гармошек. Вот недавно купил укулеле. Но это всё как-то так ли иначе вокруг работы.

И музыка тоже около работы? Коллекционируете чего-нибудь?
Ну, да, я много занмался флешем и анимацией в нём, звуки — часть всего этого. В юности имел свой рок-бенд, у меня очень богатый бекграунд. Коллекционировать? Я много переезжал с места на место, поэтому как-то в одно время осознал, что иметь много чего-то материального мне не интересно. Это не про меня.

Чем дудлинг отличается от зентэнгла?
Честно говоря, про зентэнгл впервые слышу. Да и дудлинг для меня — не самое бездумное рисование, но вполне себе спонтанное и импровизационное, как и мой waterworld. Это мой формат медитации. Вот в такое преврашаются поверхности во время моего мыслительного процесса:

А я медитирую с помощью стихов. Кстати, текстовый жанр вам, наверное, тоже близок?
Я был фронтменом в нашей банде, писал песни и тексты, много!!!

Записи остались?
Остались некоторые. Я их почти не переслушиваю, да и свои книги не перечитываю. У меня есть настоящее и будущее. А то, что я уже сделал, — это прекрасное прошлое, которое мне пока не интересно освежать. Возможно я к этому вернусь, но пока меня эти пердунистические ностальгетики не беспокоят

Откуда стали появляться в новых рисунках роботы? И в чем прикол этикетки от Арарата?
Я учился в МЭИ на инженера-электромеханика, специализация — робототехника. Ни дня не проработал инженером, но любовь к железякам осталась. Этикетка — это просто мой скетчбук, куда я вклеиваю всякую фигню. Это этикетка от АНИ, такой коньяк, один из моих любимых. На другой картинке обложка от расписания Sharks, — это хоккейная команда из силиконовой долины.

Я когда с художниками беседую, меня всегда интересует такая штука. У вас есть работы «в стол»? Я имею ввиду бумажные работы. Художникам, на мой взгляд, с этим делом сложнее всего, потому что старые работы приходится утилизировать. Если есть такое, то не жалко ли уничтожать старые работы? Они же как дети
У меня много всяких эскизов и начиналок, они лежат себе и лежат где-то по скетчбуками да по файлам. Иногда что-то просматриваю. С цифровыми всё хуже — если оно улетает в архив, то шансов снова увидеть это очень мало. «В стол»? Да сейчас такого не бывает, всё улетает в Фейсбук или ЖЖ. Вот, например, рисую картинку уже вторую неделю. Не уверен, что дорисую, я не очень цепляюсь за «недорисованное», поскольку идей — самосвал. Наверное, когда-нибудь захочется вернуться и что-то с этим сделать, но пока паровоз летит вперёд, и скорость, с которой он летит, мне нравится. Смена картинок перед лобовым стеклом меня радует. Но всё меняется, я уже давно ни о чём не зарекаюсь. 4 года назад был уверен, что остаток жизни проведу в любимом Калининграде. Сейчас я знаю, что такое Калифорния и Сан-Франциско, и не загадываю на несколько лет вперёд. Всё меняется.

Артемий Панченко

Switch to our mobile site