Меню навигации+

Наталья Николенкова (поэт)

Опубликовано Апр 12, 2013 в Литература | Нет комментариев

Барнаульская поэтесса Наталья Николенкова сегодня в CreoView. У  нее уже много сборников стихов выпущено (у меня даже есть один с автографом), свои передачи на местном телевидении и радио. Наталья дружит с блогерской тусовкой Барнаула, читает стихи на  разных творческих вечерах, много, часто и качественно общается и вообще своя в доску! 

Наталья, как она есть: Я, дитя моё, красивая умная дама лет 27-33-х, рост 1,72, вес 57. Филолог, поэт, мать и бабушка. Влюбчива, не дура выпить. Одежду надеваю, какая попадётся. Ненавижу шоппинг. Курю. Люблю гулять пешком. Люблю своих друзей. Люблю родину. Люблю тёмные очки и плавать в озере, смотреть кино в компании киноманов, нюхать книги, дарить подарки, кормить на улице птиц, кошек и собак. Конформист. Работала в газетах, в школе, на радио и ТВ. Никогда не бросаю бумажки на тротуары. Беспринципна. Принцип только один: не насиловать и не убивать маленьких детей.

Шикос, особенно про дитя понравилось. Тогда сразу такой вопрос. Есть ли смысл начинающему автору лет 18-18,5 печатать книжки тиражом экземпляров так в 27 за свой счет?
Раз сегодня это более чем реально – значит, надо издавать, почему нет? Считается, что первая книжка – это то, чего автор будет потом стыдиться. Чушь, по-моему, полная. Другое дело, что чью-то первую книжку будут воровать из библиотек (с моей такое случалось) – а чью-то пустят на хозяйственные нужды.

А в каком возрасте автор начинает воспринимать критику? Вот, например, 18,5-летний поэт показал свою книжку, например, тов. Котеленцу или тов. Токмакову какому-нибудь, а те ему сказали никогда больше не писать. Не станет ли для него это трагедией всей жизни?
Ну, это от склада личности зависит, наверное. Для кого-то, наверное, станет трагедией. Тем более, “взрослые” поэты любят побуквоедствовать, уличить в эпигонстве и т.п. С другой стороны, не встречала я ещё поэта (вне зависимости от возраста), которому критика была бы абсолютно по барабану. Это любого уязвит, даже если он будет утверждать обратное. Короче, не стреляйте в пианиста!

А сами критикуете?
Ни Боже мой! Говорить плохое – это для меня нож острый. А вот если есть хорошее – скажу, не удержусь.

Давайте побеседуем о литературе в интернете. Развелось много всякой стихиры, графоманов.нет, там же нечего делать. А как свои стихи донести до читателя за бесплатно?
Вот тут я совершенно не копенгаген, ни на каких таких сайтах никогда не бывала, так что и сказать мне нечего, сорри. А бесплатно – ну, читай на бесчисленных фестивалях, читай друзьям, печатай на принтере, как “Ликбез”! По-настоящему ценное – расхватают, запомнят, наизусть будут читать, сохранят для потомков!

А потомкам вообще нужны будут стихи? Они еще будут считаться творчеством лет через 20?
Вот вы уже практически мои потомки. Я была в своё время несказанно изумлена тем, что юный народ продолжает читать и писать стихи. А теперь привыкла. Стихотворная речь – она ведь более организованная, а значит, более простая, чем прозаическая, так что (теряю логику, кажется) в какой-то момент просто необходима организму. Как рыбий жир. Как солнечный свет. Мы тут говорим, разумеется, о полноценных организмах.

А как относитесь к глагольным рифмам? Считаете ли их бичом стихосложения, или есть крофь-любофь похуже?
В гармоничном стихотворении любая рифма проканает. Но, вообще, конечно, глагольная рифма – это уж в крайнем случае, если она не художественный приём. Я люблю неточные рифмы, хотя меня за них периодически ругают.

А когда вас ругают, как реагируете?
От настроения зависит. Порой бодрит. Порой злит и бодрит. Порой хочется застрелиться. Порой жаль его, злого дурака. Порой пофиг.

Ну, и от критикана тоже, наверное, зависит?
Когда тебя хвалит Башунов, или Вознесенский, или Гундарин – и чморит безымянное никто, я склонна больше верить первым.

А вы перечитываете свои стихи?
Стихи свои я практически все помню наизусть. Поэтому в автобусе, когда нечего читать и не сочиняется, повторяю что-нибудь своё в голове (если только не повторяю Мухачёва, Бодлера и т.д.) А книжки редко перелистываю, только когда нужно что-нибудь уточнить.

А переписываете, если какой-то свой стих стал казаться косячным?
Я вообще почти не правлю, а уж по прошествии времени – тем более. Например, Гундарин свои юношеские стихи переписал – и стало хуже, на мой взгляд.

И последний вопросец. Как вы считаете, самыми хорошими авторами становятся журналисты и филологи, или стоматологи и математики тоже могут?
Профессия стихотворца не так важна, как общая начитанность и чувство слова. Прямо с упоением представляю себе, сколько чудесных и страшных вещей мог бы зарифмовать стоматолог!

Артемий Панченко

Поделиться в соц. сетях

В Мой Мир
0
Нравится

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты:

Switch to our mobile site