Меню навигации+

Мирослав Желтиков (журналист)

Опубликовано Янв 28, 2014 в Журналистика |

Привет. Несколько месяцев назад Сиб.ФМ делал обзор на сибирские самодельные сми, в том числе и на меня. Вот этот материал. Со мной в тот раз беседовал молодой новосибирский журналист Мирослав Желтиков, и как-то так мы с ним хорошо пообщались, что мне захотелось взять у него интервью, но из-за всяких перестановок в моей жизни эта беседа состоялась только на днях. С чем вас и поздравляю! Читаем.

О себе: Меня зовут Мирослав, мне 20 лет, живу в Новосибирске. Я по-прежнему понятия не имею, почему Артемий решил взять у меня интервью, но пусть это останется на его совести. С удовольствием бы рассказал о том, какой я неординарный, разносторонний и одаренный человек. Но делать этого не стану, потому что это неправда. Я учусь на журфаке НГУ лишь потому, что люблю составлять слова из букв, мне очень нравится работать над текстом, над его формой, выдумывать какие-то “фишечки”, хотя последнее чаще всего вытекает в какую-нибудь нелепость, которая становится причиной жесткой редактуры того или иного материала. А ещё я страдаю от любви к длинным предложениям. Кроме того, я обожаю стендап-комедию и время от времени выступаю на сцене со своими шутками. А в остальном всё как у всех: ежедневные приступы лени, пустая трата времени за компьютером, борьба за существование.

А ты уже сложил свое слово «вечность» из букв Ж О А П?
Скорее нет, чем да. Можно сказать, что я ещё и не приступил даже. Всё потому, что исходное количество букв слабо соответствует желаемому результату. Поэтому я старательно выжидаю момент, когда начальные данные изменятся. Надеюсь, он когда-нибудь настанет.

Почему тебе нравится складывать слова из букв? Есть какие-то причины? Побочное творчество какое-нибудь?
Мне кажется, творчество не терпит побочного положения. Если ты занимаешься чем-то побочно, то вариантов развития событий может быть два: либо ты бросишь это дело, а затем иногда будешь переживать или об упущенном времени, или об упущенной возможности, либо ты перестанешь развиваться. Но это не так уж и плохо, как может показаться. К примеру, я иногда пишу заметки ВКонтакте. Просто пишу что-то без претензии на художественность, на глубину. Мне хочется это сделать, чтобы выплеснуть энергию. Это всё, что нужно. А насчет слов из букв, то я даже не знаю, с чего всё началось. В детстве, когда я читал какую-нибудь книгу и цеплялся глазами за емкую фразу, я буквально подпрыгивал на месте, думая: «Ох, как хорошо сказал, а!», мне нравилось читать всякие афоризмы, хорошие стихи и так далее. А сам я в то время писал отвратительные сочинения в школе и слагал омерзительные стихи. Хотелось, наверное, как-то компенсировать разрыв между тем, что мне нравится, и тем, что я сам могу. Пошел в редакцию молодежной газеты, там мне рассказали что к чему, я начал пробовать. Потом поступил на журфак. Там не ничего не рассказали, но зато позволили пробовать дальше. И так до сих пор. Может быть, поэтому я и люблю стендап-комедию, где текст – это один из основных факторов успеха на сцене. Если ты не можешь написать смешной материал, то твои артистизм и уверенность едва ли помогут.

А что такое емкая фраза? Это же те же самые буквы.
Да, всё те же буквы. В этом всё дело. Все знают алфавит, но некоторые пользуются им виртуозно, а другие, ну, типа, не очень, короче, как бы, вот. Однако стоит отметить, что в журналистике нет той свободы для авторского я, чтобы можно было выпендриваться формой и стилем текста.

Почему ты подался в журналистику, самую несвободную из литературных форм?
Да это даже и не литературная форма, настолько она несвободна! Но этот недостаток компенсируется преимуществами иного характера: журналистика очень разносторонняя, она требует от тебя не только умения писать, но ещё и умение слушать, говорить, думать, принимать решения и много-много всего. Грубо говоря, каждый материал или просто какое-то редакционное задание – это некий челлендж, квест. И каждый из этих квестов требует определенных навыков. Круто же? Круто!

Это смотря какое издание. Я вот категорически не приемлю в своей голове политоту. А тебе про что приходится писать?
У меня пока что предпочтений как таковых не выработалось, молодой, зеленый. Так что по возможности берусь за всё, что дают: обзоры всего и вся, интервью, новости. Причем я действительно не знаю, что мне нравится больше, а что меньше. Как говорил наш бывший мэр: «Жизнь покажет!».

А интересно-то тебе что? Всё?
Мне интересно что-то из ряда вон. Однажды писал новость про то, как женщина, работающая на почте, закидала грабителей солдатскими посылками. Прямо удовольствие получал, пока писал. Или интервью с таежным охотником, который ходил на медведей, выслеживал зверя без собак, в общем, колоритный такой мужчина. Правда, этот текст так и не вышел. Видимо, неудачно я его написал, или ещё что-то приключилось. Я тоже не люблю рутину, если ты имеешь в виду это под «политотой». Нравится что-то необычное, такое, мимо чего и пройти-то стыдно.

И часто тебе такое необычное под руку попадается? Я нечасто подобное вижу.
Здесь ещё нужно учитывать, нужно ли это изданию или нет. Потому что во многих газетах и журналах есть чуть ли не квота на подобного рода материалы. Поэтому даже если и попадается, то не факт, что текст об этом будет. А попадается нечасто, это да.

Как часто твои материалы выходят?
Пока я студент, много времени приходится отдавать учебе (куда без этого?). Поэтому нечасто. Бывает даже стыдно, когда редактор или замредактора предлагает написать что-то, а я просто не могу, потому что тут контрольная неделя, нужно стараться, подтягивать хвосты. Жду с нетерпением четвертого курса, я слышал, там посвободнее в плане времени.

А тебе полезны знания, которые дают в универе?
Ой-ой-ой, осторожно, ты бередишь рану. В целом, конечно, полезно почитать зарубежную, русскую, даже античную литературу. Это повышает культурный уровень. Можно даже стерпеть морфологию, фонетику, синтаксис. Но иногда ты едешь домой, а в голове у тебя крутится одна и та же мысль: «А вот зачем я сегодня ездил в универ?». То есть осознание того, что с профессиональной точки зрения практика даст тебе гораздо больше, чем университетские занятия, постоянно присутствует. Это немного злит. В сущности журфак в России – это лайт-версия филфака с разными примочками от других гуманитарных факультетов. Предметов по специальности мало: один-два в семестр. В то же время во многих странах Европы существуют журналистские курсы. Полгода-год. И всё, иди работай, получай опыт. Конечно, можно гордиться тем, что мы культурнее, преосвященнее. Но если сравнить двух журналистов – один учился четыре года в университете, а другой быстренько закончил курсы и три года работал – то, как по мне, второй профессионально будет выше первого.

Вот и я так думаю. Прости за рану. Ну, и как, ты во всей этой ситуации чувствуешь себя востребованным?
Пока что никак. Честно, я понятия не имею, что со мной будет после того, как я закончу университет.

Чего сам-то хочешь?
Как и все: обрести счастье и оставить после себя след. Но ты, видимо, журналистику имел в виду. Я не знаю, смогу ли закрепиться в этой профессии сколько-нибудь долго. Пока что всё дается мне непросто.

Не только про нее. Журналистика в смысле «журналистика» – это скука смертная. Я когда работу искал, чуть трижды не стал журналистом. Вовремя одумался. Давай про след подробнее.
Ну, смотри. Все мы умрем. Это факт. Поэтому каждый из нас хочет что-то после себя оставить, это естественно. Дети? Нет, это не то. Ты обязан им жизнью, но, прошу прощенья, ты там не особенно напрягался, а если точнее, ты даже удовольствие получал. Конечно, можно говорить: «Я вырастил детей, я вложил в них душу», – но всё равно не то. По крайней мере пока, возможно, в силу молодости, я этого понять не могу. Но оставить-то что-нибудь нужно. Что-то, что создал сам. Это необязательно должно быть научное открытие, книга или компьютерная программа. Ты можешь просто прожить жизнь так, чтобы быть полезным после смерти. Можешь послужить кому-то примером. Можешь своей жизнью донести какую-то идею. Вариантов масса. Главное, чтобы ты на что-то успел повлиять, успел закончить кто-то важное и не пожалел ни о чем.

Да, это все ясно. Ну, а какое-то очертание этого следа уже есть в представлениях? Или просто хочется оставить след, а какой, потом подумаешь?
Мне 20 лет, я не знаю, как сложится моя жизнь. Сейчас я живу недалеко от вокзала, через пять лет я, возможно, буду жить на самом вокзале. Было бы слишком амбициозно сейчас о чем-то таком заявлять. Тем более если учесть, что статистически возможность оставить после себя что-то значимое вообще маловероятна.

Какие-то телодвижения уже в 20 лет обычно предпринимаются будущими оставлятелями следов.
Ну, изначально ты спросил, чего я хочу, но это же не значит, что я могу или что у меня получится.

Ну, хорошо. Рассказывай про стендап. Про что читаешь?
О, когда человек говорит что-то вроде: «Давай, пацан, рассказывай про свою комедию», – я начинаю нервничать. Все думают, что стендап – это Павел Воля и Гарик Мартиросян. Мне кажется, что Джо Роган, американский комик, дал отличное определение стендапа. Он говорил: «Это массовый гипноз. Вы позволяете мне проникать в ваши головы и делать с вашими мыслями то, что я захочу». Примерно так это и работает. Сам я особо на этом поприще не преуспел. За год написал минут 40-45 материала, а из них только минут 10 хорошие. Разумеется, ни денег, ни славы, ни вина с женщинами это не приносит. Сам я выступаю ради этого особо ощущения, которое возникает, когда ты вроде бы ни с того, ни с сего рассмешил публику. Возникает особая атмосфера, доверие. Эти отношения с залом мало что может заменить.

В стендапе же еще и актерское мастерство очень важно. Как у тебя с ним?
Ты снова бьешь по больным местам. Все знакомые ребята, которые тоже занимаются комедией, постоянно говорят мне: «Чувак, лучше отыгрывай свои шутки!». Я говорю, мол, да, хорошо, в следующий раз обязательно, но потом, на сцене всё опять повторяется, я немного зажимаюсь. Так что тут даже не в актерском мастерстве дело, а в умении «поймать волну», почувствовать, что зритель готов принять, а чего делать не стоит. Иногда это получается, но чаще – нет. Хотя, признаться, расстраиваюсь я не слишком, ведь год для стендапа – это не тот промежуток времени, в который вмещается понимание того, каким ты должен быть на сцене.

Какие у тебя еще больные места?
Я в Доту неважно играю. Если влюбляюсь, то всегда безответно. А ещё боюсь ослепнуть. Ну, это так, навскидку.

Что тебя радует в жизни?
Не так много вещей, как хотелось бы. Многое больше раздражает или разочаровывает. Но в современном мире есть одна прекрасная особенность – ты всегда можешь найти человека, который разделяет твои интересы. Ты никогда не останешься один, если хоть чуть-чуть борешься с одиночеством. Это здорово. Ну, так, самую малость.

Так и что тебя радует? Секрет?
Это и радует. Ты всегда можешь найти единомышленников, людей, которые тебя принимают и понимают, которые помогут или научат.

А бесит что?
Тысяча вещей. Но больше всего я ненавижу глупость и невежество. Эти два человеческих качества вырываются вперед. Хочется сказать больше, но лучше оставлю это при себе.

И на что тебе по барабану?
На то, какая у человека репутация. Как-то с детства пошло, что все, на кого мои ровесники тыкали пальцем, приговаривая: «Этот пацан чокнутый», – стали моими лучшими друзьями. Даже теперь у меня есть друзья, которых многие люди недолюбливают или даже ненавидят. Поэтому я не прислушиваюсь к общественному мнению, если речь идет о человеке. Да и собственная репутация меня, пожалуй, мало волнует. По крайней мере, пока что.

И еще тебе напоследок такой блиц:
1. Любишь читать Гоголя?
Честно говоря, Гоголя не особенно люблю.
2. Какая твоя личная главная фишка?
Я всегда влюбляюсь осенью.
3. Доверяешь ли ты людям?
Не всем людям, только близким.
4. Доверяешь ли ты себе?
Днем – да, ночью – нет.
5. Где закопан труп Джимми Хоффы?
Не знаю, но надеюсь узнать первым и написать об этом новость.

Артемий Панченко