Меню навигации+

Мария Иванова (актриса, поэт)

Опубликовано Фев 17, 2014 в Литература, Телевидение |

Привет. После двухнедельного перерыва представляю вам нового героя! Сегодня мы беседуем с прекрасной девушкой, актрисой и поэтом, участницей четвертого сезона поэтического шоу «Бабушка Пушкина» Марией Ивановой! Мария не только отлично пишет, она еще и очень правильно передает эмоцию. Имхо, конечно же, но это интервью — мое доказательство.

О себе: В данный момент я делаю дипломную работу по режиссёрской специальности. Ещё учусь и в Литературном Институте. До этого успела провести год на экономическом факультете ЯрГУ им.Демидова. Я подрабатываю съемками в сериалах, играю в нашем учебном театре в Ярославле. В свободное время люблю что-то мастерить, рисовать, наверное, это наследственное — от отца (архитектора и художника). А вообще, свободного времени почти нет, нет у меня и хобби, я люблю свое дело и мне нравится, что театр и стихи занимают всё моё время. Я люблю китов, собак, не смотрю тв, если смотрю, то фильмы BBC о животных. Я вообще так много всего люблю, что об этом можно очень долго говорить.

Я всегда думал, что в наше время литература ничем кроме хобби быть не может (не считая Донцову). А ты учишься в литературном. Зачем?
На самом деле, очень рада, что ты спросил. Когда говоришь, что учишься в Лите, часто встречаешь такую реакцию. О нашем институте сложилось несколько стереотипов — студенты вкушают все прелести творческой жизни: бесконечные тусовки, легкое обучение, пары, на которые можно не ходить. Первого сентября, когда все мы пришли на первый курс, нас было больше ста человек, и ко второму отсеялось, если память не подводит, человек двадцать, как минимум. Потому что люди ждали как раз «творческого» ничегонеделания, приятного безделья, ждали, что их будут учить «на поэтов», в частности. А «на поэта» выучить нельзя. Можно работать с тем, что уже есть, и у Лита это получается хорошо — с теми, кто готов потрудиться. Лит даёт хорошее филологическое образование, наше обучение из двух составляющих — академической и творческой. Академическая как раз соответствует программе филологических факультетов, кто-то подтягивает свои орфографию и пунктуацию, стилистику, кто-то расширяет литературный и жизненный кругозор, кто-то — всё это вкупе. От Лита можно многое взять. Что касается творческой составляющей — это семинары, на которых мы обсуждаем написанное, слушаем мастеров, бывает, пишем и на заданную тему (такое чаще у прозаиков) или в заданной форме (частое задание для поэтов). Поэт — это не профессия, все мы будем «Литературными работниками», что как профессию очень широко можно трактовать. Но институт дает мощный творческий импульс тем, кто готов его подхватить. Т.е. поэзия — это не профессия, как я считаю, но и хобби она быть не может. Это то, что характеризует тебя, то, с чем ты существуешь, неотъемлемая часть. Вообще, на данный момент, Литинститут уникален по своей учебной программе.

А как ты думаешь, обязательна ли стихам музыка?
Я считаю, что не обязательна. Раньше я вообще презрительно относилась к мелодекламации, кстати. Но сейчас сложилась такая ситуация, что аудитория больше настроена воспринимать звук, чем читать текст. А если есть и звук, и хорошая картинка — вообще отлично. Это нравится людям, они более чувствительны к такому формату.

Ну, да, если взять поэзию Димы ПтицаМи, той же Полозковой или группы АлоэВера, то без музыкальной составляющей это слушать неинтересно. Музыка заглушает пафос, а без пафоса скучно. Как найти золотую середину? У тебя есть какие-то любимые поэты?
Насчёт золотой середины — хм, сама сейчас нахожусь в её поиске. Дописываю сценарий поэтического спектакля. А любимых поэтов много. «Эпос о Гильгамеше» очень люблю, «Одиссею», «Божественную комедию». В любовном раунде не смогла обойтись без аллюзий к ней, царство Снежной Королевы — это же самый настоящий Коцит! Люблю испанцев двадцатого века — Мигеля Эрнандеса, Мачадо, Унамуно. Люблю Рильке, недавно полюбила Кавафиса за то, как он пишет о старении и старости. Пушкин, естественно, почти весь Серебряный век, Анненский, Мандельштам. Да очень много, редко бывает так, что целиком и полностью не люблю поэта. Вот Ахматову не люблю, определенно.

А современные авторы? Мне кажется, сегодняшние поэты намного ушли в технике от Мандельштама и той же Ахматовой. Подражательство нынче не в моде. Все же хотят стать известным благодаря своему собственному стилю. И еще вопрос. Сейчас есть тренд на аудио-видеопоэзию, и Бабушка Пушкина многое для этого сделала. А если у поэта нет техники речи, или он не дай бог немой, у него совсем нет шансов на известность?
В концепции шоу немой поэт был бы равносилен невидимому. Но я именно о шоу сейчас. Люди хотят и слышать, и видеть. Техника речи — дело наживное, говорю как бывший преподаватель сценречи.
Из современных мне Виталий Калашников близок и дорог. А то, что подражательство не в моде, это хорошо.

Надо будет почитать. Расскажи об актерской деятельности. Чем тебе нравятся сцена и объектив камеры?
Я люблю театр всем своим сердцем, несмотря на то, что мне мало из того, что сейчас происходит на театральной сцене, нравится. Театр — это процесс, кино — результат. В театре ты выходишь и живёшь на глазах у зрителя, там нет дублей и тщательно подобранных ракурсов. Ты весь, как на ладони, неприкрытый. Квинтэссенция искренности и энергетики. В кино больше хитростей, сейчас всё что угодно есть: надо, чтоб заплакал герой — пожалуйста, кинослёзы. А я выучена не так. На нашем курсе мастера учат: будь настоящим, ни одной фальшивой слезы, ни одной натянутой улыбки. Если, конечно, это не в характере твоего персонажа.

В туре «Знакомство с авторами» настоящая слеза была?
Да, и меня про неё много спрашивали, ещё на отборочных дуэлях, осенью. Некоторые прямо писали мне, что я спекуляторша, играю на чувствах зрителя. Слёзы были незапланированные, съёмочная группа уже потом решила их оставить.

Это было красиво. А чем сейчас занимаются те авторы, что не прошли в дальнейшие туры? Мне, например, очень понравилась твоя соперница в тех дуэлях. Но в итоге дальше прошли менее интересные авторы. И какая атмосфера вообще внутри коллектива? Я смотрю, многие авторы подкалывают друг друга и устраивают саботажи.
Сами они лучше бы рассказали о своей деятельности. Некоторые ведут поэтические сообщества, выступают на мероприятиях. Мы поддерживаем хорошие отношения, общаемся. Сейчас атмосфера внутри коллектива творческая, я не чувствую каких-то особенных трудностей ни в общении, ни в работе.

Как считаешь, поэзия не умрет в качестве самостоятельного вида творчества? Кому вообще нужны сейчас поэты?
Было время, когда я приходила к моему мастеру в Лите с отчаянными вопросами в духе твоего. Но как раз Бабушка Пушкина показывает мне, что людям интересна поэзия. Поэзия не умрёт, даже если никому не станет нужна (а она нужна), потому что поэты будут всегда. Ты рождаешься с этим способом видеть мир, и такие люди будут рождаться и дальше.

Я, кстати, до БП и не видел такого рода поэзии, стал интересоваться околопроектными людьми и нашел очень много интересного. Что у тебя еще важного есть кроме актерства и поэзии?
Семья — это всегда важно.

Хорошо. Ну, и еще вопрос напоследок. На мой взгляд у тебя очень женская поэзия, с кокетством и женскими слабостями. Ты можешь вложить в стих мужскую эмоцию? И вообще разделяешь ли сама поэзию на мужскую и женскую?
Да, я разделяю поэзию на мужскую и женскую. Насчёт мужской эмоции — да эмоции они общечеловеческие. Не знаю ни одной чисто мужской эмоции, как актриса говорю. Женскую поэзию не вполне люблю, у женщин так много любовной лирики, кокетства, опять-таки. Но это не гендером определяется, у Цветаевой много совершенно не женских стихов. А есть и мужчины, которые пишут, прошу прощения, как бабы. Кокетство, я считаю, — это когда поэт пишет не искренне, не своими словами, а чтоб покрасивее вышло. И выходит красивость вместо красоты. Я пишу с пяти лет (а до этого мама записывала), и никогда не занималась такими вещами. В частности, любовные страдания не запечатлевала в пятнадцать лет. Стихотворение со «Знакомства» написано в 16, и оно не об отношениях между мужчиной и женщиной. Я пишу об отношениях между мной и окружающим меня миром, поэтому лет до 14-15 писала исключительно пейзажную лирику. У меня три любовных стихотворения. Пока три. А про кокетство было бы интересно, что именно ты под ним понимаешь. Я люблю обратную связь.

Мне твои стихи нравятся. Кокетство (в моем стихопонимании) — это что-то вроде самоидентификации, заявления о себе с точки зрения сильности/слабости, женственности/мужественности, доброты/озлобленности и т.д. Я вот тоже не пишу о любви, последние стихи у меня почему-то косвенно основаны на историях из фильмов. Хотя на самом деле ничего общего с ними не имеют. Гораздо проще выражать чужие эмоции со своей колокольни. Хотя свои все равно всегда наружу вылезают.
Я самоидентифицирую себя как сильного человека, и тот же «Камзол» об этом. «Я — то, что, сколько ни секи, не разорвётся», вот. Если в итоге складывается ощущение слабости — жаль, очень жаль. Мне нравится Герда, кстати. Как раз потому, что она сильный персонаж.

Ну, сила же тоже может быть женственной. Мне на ум приходит когда-то увиденная картинка с карты таро «Сила» — там был мускулистый мужик с женской грудью. Но тут у каждого свое восприятие. Мир субъективен же.
Сила — она сила и есть. А в какой она обёртке — это для меня уже не важно.

Артемий Панченко